Фатима Хадуева: На «Битве экстрасенсов» зарабатывают телевизионщики, а мы — на своей популярности

Финалистка 13-го сезона этого реалити-шоу Фатима Хадуева побывала в Беларуси и рассказала о закулисье телепроекта, поклонниках и детях, которым передались ее способности. В Беларусь Фатима приехала на своей машине.

Меня сфотографировали по дороге, — улыбнулась она. — Скорость, наверное, была высокая… Я очень люблю дорогу, у меня наконец-то появляется время для мыслей и для себя.

— Вы часто путешествуете?

— Езжу только туда, где хорошая энергетика. Я ездила в Карелию, Монголию. В Беларусь приехала с удовольствием — здесь земля по-другому пахнет, пахнет плодородием. Если вы сможете по-настоящему полюбить свою страну, получите от этой земли гораздо больше.

— Почему вы созрели только к 13-му сезону «Битвы экстрасенсов»?

— Меня и раньше приглашали, но я категорично отказывалась. Это вам, зрителям, хорошо смотреть по телевизору, что там происходит. Но на самом деле психологически это сложно. Наша битва оказалась самой тяжелой. Во-первых, потому, что сняли целых 30 серий. Мы находились на съемочной площадке по 5 часов. Очень многое делается специально, для создания нервного напряжения на съемках. Но я понимаю телевизионщиков — без этих спецэффектов не будет такого ошеломляющего рейтинга. Я садилась в машину вечером после съемок, и у меня начиналась истерика. Особенно после голосования, которое мы между собой называли трибуналом. Почему я все же пошла на кастинг? Потому что хотела показать другую форму работы экстрасенса. Мой принцип: возражаешь — предлагай, предлагаешь — делай.

— 13 — роковое для вас число?

— Это потрясающее число! По своей сути оно означает смерть, а смерть — это трансформация и перерождение.

— Марат Башаров говорил, что за всю передачу в ней участвовали лишь пять настоящих экстрасенсов, а остальные — шарлатаны.

— Я не могу оценивать качество профессионалов в других «Битвах». Но в 13-й «Битве» в финале остались три титана, которые реально работают с людьми, сострадают им и знают свою карму.

— Было ли ощущение, что кому-то из участников подыгрывают. Когда смотришь передачу, возникает скепсис: а правда ли то, что нам показывают?

— Все, что происходит на площадке, все истории — абсолютно реальны. И боль людей настоящая. Что касается сливов или подсказок — я не могу этого знать. Бывало, редактора подходили, чтобы приободрить и что-то сказать, но все это делалось исключительно, чтобы шоу получилось интересней. Лучшее — враг хорошего, и если бы кто-то подсказывал по-крупному, эта помощь была бы на экране слишком заметной.

— Во время чеченской войны вы много раз выезжали в зону военных действий и даже спасали пленных. Не было желания поехать сейчас в Украину?

— В то время я была журналистом, и профессия обязывала находиться в таких местах. Это другая специфика работы, а мои внутренние способности просто развивались параллельно. Да, в Чечне мы договаривались с боевиками о возвращении пленных, бывало, что и торговались с ними. При этом мы делали новости. Что касается Украины… Мне что, нужно приехать бросить платок, чтобы война закончилась? Но ведь этого не произойдет. Если мне скажут, что конкретно требуется, я подумаю. Но делать какие-то имиджевые штуки мне неинтересно. А ведь многие люди могут воспринять это именно так.

— К вам часто обращаются за поиском пропавших их родственники?

— Вы знаете, это не моя специализация. Поиском занимаются определенные люди, их талант уникален. Но иногда я тоже помогаю. Мне звонила недавно одна женщина по поводу сына. И только я собиралась ей отказать, как вдруг чувствую, что во мне происходит какая-то перенастройка. Я начала задавать ей вопросы и четко вижу, что он вернется. Говорю: «Он ушел конкретно от тебя, причины ищи в себе. Скоро его приведут органы». И точно, через три дня его привел милиционер.

— Наверняка к вам обращаются известные люди со своими проблемами?

— Ну а как вы думали?! Да, я общаюсь и дружу со многими известными людьми. Но об этом говорить неэтично, это как к врачу прийти.

— Когда вы смотрите на человека, сразу видите, с чем он к вам пришел?

— Я включаю свой «вай-фай», только когда это нужно. Никогда не оцениваю собеседника — ага, вот у него такие-то проблемы, надо бы ему о них сообщить.

— Изменила ли «Битва» общественное мнение об экстрасенсах?

— Пока не было этого шоу, все сидели и боялись даже пикнуть о том, что они обладают особыми способностями. Не то чтобы их за это могли упечь в психушку, нет, все же сейчас не советские времена, но это не было так почетно. «Битва экстрасенсов» подняла рейтинг людей, которые обладают неординарными способностями. И, прямо скажем, цены на их услуги тоже подняла. Но разве является рейтинг критерием качества самой работы?

— В таком случае чем ваша работа отличается от шоу-бизнеса?

— А как называется проект? Реалити-шоу. Да, он создан по тем же законам. На шоу зарабатывают телевизионщики. А на своей популярности — уже сами экстрасенсы.

— Экстрасенсами рождаются или становятся?

— Развить способности невозможно. Но развить себя, свои чувства — необходимо делать каждому.

— Детям вашим передались способности?

— Старшей дочке Аленке передалась моя способность находить деньги или украшения. Ризван, мой племянник (сестра Фатимы умерла, она воспитывает ее сына. — Авт.), который живет с нами, учится на доктора. У него очень хорошо работают руки — один самый обычный его массаж можно приравнивать к пяти у другого специалиста. О младшей Дашке лучше не спрашивать… Однажды она лежала в клинике в реанимации, изо рта торчит трубочка. И она в таком состоянии умудрилась сказать одной из медсестер: а у вас в животе ребеночек! Та в слезы — оказалось, ей ставили бесплодие, восемь бесполезных ЭКО сделала… А через неделю медсестра пришла с цветами и игрушками к Даше, сказала, что у нее действительно будет малыш.

— А мужчин-поклонников у вас много?

— Если я вам сейчас открою свой профиль ВКонтакте, вы увидите 49 тысяч неотвеченных писем. Большая часть — это просто Hi! или «Здравствуй!». Но попадается и много писем любовных (смеется). Приходит ко мне как-то мужчина и говорит: я бог Земли. Хочу сделать тебя первой леди Земли. Я отшучиваюсь: так оригинально меня еще никто замуж не звал!

— И вы тем не менее не замужем?

— Да где ж с вами замуж выйдешь! То у одного дети болеют, то у другого порча или сглаз! То война, то золотуха (смеется)… Времени на это нет.

Фатима Хадуева родилась 16 января 1972 года в Махачкале, Республика Дагестан. Свой дар почувствовала уже в 5 лет. Журналист по образованию, работала в горячих точках, освещая военные конфликты. Руководитель благотворительных фондов помощи особенным детям, содействия развитию личности, психоаналитик.

В 2013 году стала финалистом 13-й «Битвы экстрасенсов».

У Фатимы трое детей. Старшая дочь Алена — студентка, Дарья — школьница, Ризван — племянник, ставший сыном. Его Фатима взяла под опеку, когда умерла ее сестра.

С бывшим мужем Вениамином прожила 12 лет. Он профессиональный астролог (научил ее с легкостью определять знаки зодиака собеседников).

Оставить комментарий